studio arch4

Бренд Arch4 существет с 1994 года, в 2000 году  студия Arch4 открылась в Москве и Базеле, затем последовал офис в Париже. Arch4 приобрела известность как автор новаторских частных интерьеров выского уровня исполнения и, одновременно, как компания, выполняющая функции архитектора-координатора (architect on site) бутиков эксклюзивных брендов. Со временем опыт и слаженная команда обеспечили студии уверенную позицию на рынке архитектурных услуг.

Если в работе над интерьерами студия доказала, что состоит из настоящих креативных архитекторов, то в качестве координатора она продемонстрировала себя каккомпания, удовлетворяющая высочайшему уровню требований европейского заказчика. Arch4 умеет в жёсткие и всегда краткие сроки собрать многоязычную команду подрядчиков и поставщиков, соблюдая качество на уровне, соответствующем положению заказчиков - брендов Louis Vuitton, Vacheron Constantin, Cartier, Piaget etc. В настоящее время открываются бутики Chanel в Столешниковом переулке и Dior в ГУМе в Москве.

Среди объектов общественного назначения, на которых компания выступала в качестве Генпроектировщика, хочется отметить корпоративный загородный бизнец центр в районе Барвихи под Москвой (2001), спорткомплекс в Нефтеюганске, реализованный в 2003 году, и завершенный в 2013 году торговый комплекс в г. Мытищи (40.000м2). Для частных заказчиков компания занимается проектированием, надзором за реализацией и управлением строительства больших (от 1.5 до 7 тыс. м2)  загородных домов в западном направлении ближнего Подмосковья и за рубежом. В настоящее время Arch4 работает над четырьмя проектами, находящимися на разной стадии готовности.

Мы знаем, что успех проекта зависит от слаженности работы всех звеньев цепочки, и понимаем, что архитектура является важнейшим, но не единственным её звеном. Архитектор должен учитывать технологию розничной торговли и крупных сетевых магазинов, финансовые схемы оптимизации затрат, коридоры согласования etc. Поэтому мы отработали схемы взаимодействия с командами специалистов в разных областях как строительного, так и бизнес профиля. 

Нашу работу над проектом мы начинаем с двух вещей: с фантазии и со строительства организационной схемы участников. А когда хорошие люди собираются вместе, они обязательно что-нибудь придумают.

Григорий Ревзин

Студия Arch-4 – явление в русском дизайне уникальное. По их работам будет писаться история русской архитектуры рубежа веков. Если бы сегодня кто-то вложился в их раскрутку, из них легко можно было бы сделать звезд мирового уровня. Думаю, скоро кто-нибудь вложится.

Дело вот в чем. В русском дизайне есть две прямо противоположные темы. Одна – достижение западного качества. Так, чтобы любой человек, увидев эту архитектуру, понял: «О! Зарубежно!» Это важная тема. Потому что дико ездить на машине уровня «Мерседес», а при этом жить в помещении уровня трактора «Беларусь». Возникает жизненный дискомфорт и хочется ночевать в машине. Поэтому заказов на архитектуру такого качества много. Каждый день заказывают. И фирм, которым удается достигать качества «Мерседеса», у нас полно. Наверное, штук десять.

Вторая – сохранение русской идентичности. У нас ведь интересная страна, зачем же «зарубежно» делать? Представьте себе какой-нибудь брошенный военный объект в сельской местности. Бетонные стены, колючую проволоку по периметру, затихшие камеры слежения, прикрытую рубероидом деталь системы коррекции наведения ракет класса «земля-воздух» и избу обходчика этой системы с курицами, разведенными от бескормицы. Представили? Того, что есть в русском пространстве, нет нигде в мире. Это потрясающие художественные инсталляции, и на мировых выставках русских художников с такими темами носят на руках. Таких художников в России тоже полным-полно. Наверное, штуки три.

Но как совместить одно с другим – никто не знает. И даже наоборот, как раз наличие двух этих полюсов обеспечивает интенсивность переживаний каждого из них. Не будь у нас такого окружающего ландшафта – кто бы хотел, чтобы квартира его выглядела «зарубежно»? Чего было бы так стремиться в куда подальше? Не будь у нас тут «зарубежного» пространства, - откуда бы можно было оценить родную страну как авангардную инсталляцию?

Две эти темы несовместимы. Ни у кого. Кроме Arch-4. Нет, они умеют делать просто «как надо». Ну, скажем, «кленовая квартира» Ивана Чувелева и Натальи Лобановой. Ситуация, когда пространство кажется слегка виртуальным по качеству «сделанности» -- не может быть в русской реальности таких идеальных поверхностей, линий, так выполненных деталей. По технологическому уровню – прямо космический корабль. При этом – естественная фактура клена, кирпича, камня, правильное пространство, естественный свет – то есть ты все же в реальности находишься, на земле. В общем, зарубежно.

Даже настолько зарубежно, насколько, собственно, ни одна другая русская фирма не делает. В составе Arch4, помимо русских архитекторов – Ивана Чувелева, Михаила Тайченачева и Натальи Лобановой – швейцарец Матиас Хинзельманн, и уровень их встроенности в западный дизайн можно оценить просто из типа выполненных ими заказов. Они оформили половину бутиков в новом переулке роскоши – в Столешниковом, их выбрали Ferragamo, Hermes, Louis Vuitton, Cartier, Escada. Для Hermes, кроме того, Arch-4 оформила бутик этой фирмы в Базеле – уникальный случай работы русских дизайнеров для западного модного дома за границей. Но, одновременно с этой встроенностью в систему европейского дизайна, с умением следовать их стандартам и достигать этих стандартов, у Arch-4 есть нечто прямо противоположное. Они работают с сюжетами, фактурами и материалами, которые ни в коей мере не назовешь европейски общепринятыми. Вот, например, «квартира господина Д». Там колоннада из металлических стоек, облицованных матовым стеклом. Это – класс. Это ведь как получается? Таких колоннад из металлического швеллера в России наварили многие километры. От хрущевских свинарников до любой ТЭЦ – везде стоят. Ржавые такие, черного металла с кавернами, мазутом замазанные, без ватника мимо не моги ходить. А то плечом заденешь – пиджак выбрасывай, да и плечо три дня болит. Это наша страна, мы тут живем, и мы ее любим. Но вот как ее любить-то? Как из этого швеллера сделать цивилизованное пространство? А вот так и сделать. Каждая стойка взята в стекло. В витринах из такого стекла принято выставлять бриллианты. Тут каждая стойка – витрина. И в каждой – русский швеллер, шедевр искусства. Цени.

«Самолетная квартира». Дверь – крышка бомболюка. Туалет – кусок фюзеляжа. Дверь вверх съезжает – как люк. Стеклянный трап через кровать в зимний сад. Еще пульты управления всем этим хозяйством. Все ездит, движется, за всем компьютер следит. Это сегодня так принято – жизнь в полете. По всему миру дизайнеры к этому стремятся. Стулья к потолку подвешивают, стеклянные полы делают, стены превращают в экраны – лишь бы ты полетел, ощутил, что у себя в интерьере ты, как в облаках. Очень модная тема. Вот и здесь – полет. Только это русский полет. Самолет разобрали, из фюзеляжа сортир сделали, из бомболюка – дверь, прибор ночного видения переделали под систему контроля освещения. И все – настоящее, клепаное, высокотехнологичный сплав, обшивка – большое уважение вызывает. Разобрали – и летим.

В принципе это можно себе представить – чтобы русские летчики где-нибудь на закрытом аэродроме приспособили фюзеляж списанного «МиГ’а» под сортир, поставив его на юру, с краю антенного поля. Это был бы очень суровый сантехнический агрегат, напоминающий о том, как там, наверху, свистит ветер, обледеневает металл и застывает на лету плевок. Для настоящих мужчин помещение. У Arch-4 это превращается в какой-то шик высоких технологий. Их вещи, их почерк – это стиль, сочетающий в себе западное качество с фантастичностью советской технологической машины.

Тут важно понять, насколько это все серьезно. Arch-4 своим дизайном находят способ оценить наше пространство как позитивную ценность. Мы все время пытаемся изобрести русский стиль, но не там его ищем. Это не несуществующая идиллия деревни и не башни Кремля, потому что мы больше не ходим в лаптях и не отсиживаемся за кремлевскими стенами, пережидая набеги Тахтомыша. Мы живем в урбанизированном пространстве, созданном советскими технологиями. Arch-4 берет эту тему и переводит нас в другой план – то, что кажется руинами технологий, вдруг превращается в безупречное качество современной жизни. Это – русский стиль дизайна, и он стоит любого западного. Круче итальянского, технологичней британского и основательней немецкого. Жалко, что Arch-4 не работают с машинами. Они бы сделали русский «Мерседес».

© 1998–2017 Арх4. Все права защищены. Любое использование материалов
сайта запрещается без разрешения правообладателя.